Дмитрий Волков - уникальный каюр из Тверской области

Дмитрий уникальный спортсмен – единственный в стране каюр (гонщик
на собачьих упряжках) с ограниченными физическими возможностями. Дмитрий Вол-
ков – легенда в ездовом спорте, несмотря на статус инвалид-колясочник, в соревнованиях
принимает участие наравне со всеми. Кроме этого он судья по ездовому спорту.Интерью 2013 года "Жизнь в одиннадцати собаках"
В сентябре в рамках чемпионата и первенства Санкт-Петербурга по ездовому спорту
– гонки на собачьих упряжках (драйленд) при поддержке Благотворительного Фонда
«Точка опоры» (www.fondopora.ru) и ГК «Фармакор» была проведена программа для
детей инвалидов. Дмитрий Волков приехал из Твери в качестве приглашенного судьи на
чемпионат и, конечно, пообщался с юными каюрами, а мы не упустили возможность
поговорить с человеком, который на своем примере опроверг представления о границах
человеческих возможностей.
– Дмитрий на этих соревнованиях Вы – судья, продолжаете сами тренироваться?
– Конечно, продолжаю заниматься ездовым спортом, это стиль жизни! Но любимый
период это зима, летние гонки (драйленд) более травмоопасны, и скорости здесь
выше. А еще, проблема в оборудовании – нужно заказывать специальный карт (сани
на колесах, выполняют роль саней летом).
Прошлым летом, чтобы не терять время, я посетил семинар по судейству в Санкт-
Петербурге и стал квалифицированным судьей 3 категории по ЕС. Ведь это инте-
ресно поездить по России, пообщаться со спортсменами из разных городов, посмо-
треть на собак. Ведь, если по своей инициативе мотаться, такие поездки не оплачива-
ются. Дорога, бензин – все свое. Ездовой спорт в России ещё не настолько развит.
– Вы сами за рулем, сложно ли ездить на такие далекие расстояния (Минск,
Питер)?
– В 2000 году я попал в крупную автомобильную аварию (около 40 машин), я тогда ехал
на рабочей машине, очнулся – в искорёженной… После операции было тяжело, но друзья и родня
очень помогли выкарабкаться из всего этого. Но уже в больнице была мечта – опять сесть
за руль. Катя, моя жена, нашла в Москве сервис, в котором устанавливают ручное управление,
после травмы, как раньше, я уже водить не мог. Был на седьмом небе, когда опять сел за руль и поехал!
– Почему выступаете со всеми на общих условиях?
– Соревнований по ездовому спорту для инвалидов в России нет. Выступаю на обычных соревнованиях, потому что есть конкуренция и это интереснее кого-то обогнать или когда обгоняют тебя. Павда сильно
рельефные трассы мне не под силу – на собак очень большая нагрузка.
– Как пришли в ездовой спорт?
– У нас появилась первая собака хаски, он прибежал к нашему дому в деревне летом
2006 года. Не найдя его хозяев, оставили жить у себя, через 3 года нашли у него в паху
клеймо, заводчика. От его активности страдали деревенские куры, кролики и бараны,
надо было нагружать парня. Начали рыть интернет, узнали про ездовой спорт, искали,
где бы найти ему каюра. В итоге понял, что с собакой должен заниматься хозяин, нашел
тренера. Из Питера мне привезли нарту, спе циально созданную для меня. Сейчас у нас в
стае 11 собак.
– Легко ли прокормить такую стаю?
– Собаки у нас едят сухой корм, на всех выходит порядка 10 т.р. в месяц.
– Первый заезд помните?
– Первая моя тренировка на 4-ке хаски была в марте 2011 года, это были первые
1,5 км, через 300 метров после старта страховал на повороте профессионал, чтобы я
не «поймал» дерево. Все обошлось. Я приехал на финиш и ничего не понял, почему
так быстро, вроде только запустили. Страха не было, было волнение, но когда поехал,
оно куда то делось. 22 декабря 2012 года, на соревнованиях в Костроме получилось
пройти первые в жизни 5 км на четверке хаски. Очень сложно передать ощущения
и чувства, которые охватывают, человека, который едет на упряжке потрясающих,
любимых собак, входит в повороты, когда собаки на скорости затаскивают в подъем.
– Расскажите о Ваших собаках.
– У меня в упряжке несколько вожаков, отношения складываются у них в стае
по-разному. Вожаку 8 лет, он пожилой и умудренный опытом – учит молодняк и
часто случается, что молодые пытаются занять его место. Поэтому разделяем их
в разных вольерах или комнатах, что бы избежать конфликтов.
В течении всего разговора с Дмитрием из машины за мной следила чёрная
собака. Оказалось, что это его самая первая собака – метис черного терьера, они
всегда вместе путешествуют, на этот раз из Твери в Санкт-Петербург, как Дмитрий
ее называет «собака-чемодан».
– Так как ее не оставить дома ввиду очень темпераментного характера, она очень
волнуется когда меня нет рядом, ищет везде, заводит остальных собак. Также со
мной приехала собака Уши, это дворняжка, она к нам прибежала в деревне и осталась,
теперь работает вожаком упряжки, успешно воспитывает молодняк, ей уже 6 лет.
Мы с женой всех любим одинаково сильно, но у каждого свой характер и подход соответственно
к каждому свой, особенный. У нас было два помета по 6 щенков, но разведением больше заниматься
– не хотим, это тяжелый и неблагодарный труд. Иногда так случается, что возвращают щенков, потому
что не все, кто заводит себе ездовую собаку, отдают отчет, что с ней нужно заниматься. Есть хаски-
подкидыш, которого оставили одного, привязанным у приюта. Так и растет моя упряжка!
Но, без поддержки жены у меня бы так не получилось… Без ее поддержки у меня вообще ничего бы
не получилось.
Материал подготовлен при содействии
Благотворительного Фонда «Точка опоры».

 

Ссылки

МAMONT FOUNDATION                           ripr

Полезные ссылки: Состаренное зеркало. Фланцы.